jabberwoker (jabberwoker) wrote,
jabberwoker
jabberwoker

Category:

Рикардо Гуалино и «Новый Петербург»

С именем Рикардо Гуалино связан известный градостроительный проект начала XX века - «Новый Петербург». Как и другие, этот проект постигла неудача, однако было бы опрометчиво винить в этом Мировую войну или другие внешние обстоятельства: проблемы «Нового Петербурга» начались еще до великих потрясений и скорее были связаны с характером предпринимательской деятельности Гуалино. Обратимся к реальным фактам биографии этого человека.



Риккардо Гуалино родился в Бьелле 25 марта 1879 года в семье владельца  небольшой, но успешной ювелирной мастерской. По окончании лицея в 1896 году он не пожелал продолжить отцовское дело, на благо которого уже трудились его многочисленные старшие братья, и решил самостоятельно проложить свой путь в мире предпринимательства. Проработав некоторое время на маленьком шерстеобрабатывающем предприятии в Бьелле, он принял предложение Аттилио Баньяра, своего будущего шурина, и поступил подмастерьем к нему на службу в компанию, занимавшуюся импортом американской древесины в один из портов Генуи - Сестри Поненте. Здесь Гуалино провел около пяти лет: курировал деятельность конторы в генуэзском порту и на лесопилке в Сестри, работал коммивояжером в городах северной Италии. За это время он, помимо прочего, изучил юриспруденцию и отслужил в армии.

Отношения с Баньяра резко прервались в 1901 году в связи с тем, что тот обвинил Гуалино в переманивании клиентов. Гуалино продолжил работать коммивояжером за комиссионные на различные компании, в том числе миланскую контору «Рампони». Будучи поверенным этой фирмы, он начал импортировать еловую древесину из соседних с Северной Италией австрийских земель - Трентино, Тироля и Каринтии. Эта работа помогла Гуалино установить широкие связи в кругу австрийских предпринимателей и приобрести определенный опыт в лесохозяйственной сфере.

В 1904 году Гуалино переехал в окрестности Турина - городок Казале Монферрато, к своему кузену Танкреди Гурго Саличе, который занимался производством известки. Вместе они учреждают товарищество на вере по торговле древесиной (Societa in accomandita per il commercio dei legnami). Кузен Гуалино стал держателем контрольной доли в товариществе.

В 1905 году Гуалино занялся импортом ценных пород древесины из Северной Америки. Непрерывно нуждаясь в деньгах для расширения своего бизнеса, Гуалино стал присматриваться к кредитным организациям. В том же году он становится одним из мажоритариев небольшого банка «Агрикола ди Казале» (Agricola di Casale). Между прочих важных дел начинающий предприниматель издает небольшой сборник собственных стихов: помимо коммерческой жилки у Гуалино явно была склонность к графоманству.

В следующем году Гуалино открыл дело в наиболее динамично развивавшейся промышленной сфере – производстве цемента; совместно с семейством своего компаньона Гурго Саличе он содействует созданию Итальянской ассоциации производителей цемента (Unione italiana cementi). Компания быстро развивалась и к 1912 году заняла центральные позиции в Национальном тресте производителей известки и цемента (Sindacato nazionale calce e cementi).

В начале 1908 г. Гуалино осуществил слияние активов своей убыточной компании по разработке лесных угодий на южной Корсике с ранее созданным товариществом по торговле древесиной; новая компания с уставным капиталом 5 миллионов лир (т.е. около 196 000 фунтов стерлингов) получила наименование «Акционерное общество Риккардо Гуалино» (Societa anonima Riccardo Gualino). Помимо семейства Саличе Гуалино ввел в дело представителей местных банков - уже упомянутого «Банка Агрикола» и «Банка Селла ди Бьелла». Связь с банкирами гарантировала бизнесу Гуалино надежный доступ к дешевому кредиту.

В том же году новое общество приобрело в Восточной Европе внушительные лесные угодья: 20 000 га на Волыни, в селе Листвин (ныне Дубенский район Ровненской области Украины); три концессии от румынского правительства в имениях Кашин, Совежа и Тульницы в Восточных Карпатах (всего 7000 га, ныне жудецы Бакэу и Вранча Румынии). На следующий год обществу в Румынии была предоставлена еще одна концессия – угодья Секеи близ перевала Гимеш. Для эксплуатации владений была запущена дорогостоящая программа создания необходимой инфраструктуры: лесопилок, сетей узкоколейных железных дорог, складов, бараков для жилья и всего сопутствующего хозяйства.

С огромным имением в селе Листвин у Гуалино, судя по всему, были связаны особые надежды: свою дочь он назвал Листвиния. Устраивая свои дела в Волыни, Гуалино впервые познакомился с российской столицей и своим будущим компаньоном по земельным спекуляциям в Санкт-Петербурге - неким А. А. Бродским.

Новое общество не ограничилось приобретениями в Восточной Европе: в 1910 году Гуалино приобрел у барона А. фон Поппера контрольный пакет акций консорциума «Форст Юнион АГ», владевшего дюжиной угодий на территории Австро-Венгрии и Румынии. Кроме того, Поппер был вице-президентом картеля австрийских экспортеров древесины. Гуалино надеялся, что союз с Поппером даст возможность вывозить лес из Восточной Европы через Австро-Венгрию без уплаты заградительных экспортных пошлин; надежды эти не оправдались. Для экспорта леса из Румынии и Волыни компании Гуалино пришлось снарядить небольшую парусную флотилию, которая доставляла лес от черноморских портов в Северную Италию через Босфор и Дарданеллы.

Растущая семья также требовала вложений: в 1910 Гуалино начинает строительство неподалеку от Казале Монферрато на приобретенных за пару лет до того развалинах замка Черезето огромного палаццо в ломбардском стиле. Как и всякий нувориш, Гуалино принялся бессистемно скупать антики, картины и скульптуру разных эпох.

Необходимо отметить, что все это время непрерывно расширяющийся бизнес Гуалино опирался на систематическое обращение к заемным средствам; каждое новое приобретение становилось обеспечением по кредиту на приобретение следующего объекта, не окупаясь. Это не было чем-то необычным для бизнеса того времени, но привело в дальнейшем к единовременным финансовым сложностям во всех проектах Гуалино.

В начале 1911 года Гуалино и Бродский выкупают в Санкт-Петербурге участок 260 га по адресу Голодаевский переулок, 6 со всеми закладными, которыми обросла собственность с первой попытки некоего Шалита застроить остров Голодай на коммерческой основе. В мае того же года Гуалино совместно с финансистом А. Гренфеллом учредили в Лондоне акционерное общество «Санкт-петербургская земельная и ипотечная компания» (Saint-Petersburg Land & Mortgage Company) с акционерным капиталом 1 миллион фунтов стерлингов. Владельцы земли стали фактическими владельцами компании, передав ей земельный участок в Санкт-Петербурге за 100-процентный пакет акций и облигации номинальной стоимостью 350 000 фунтов. Новая компания Гуалино ставила перед собой задачи инженерной подготовки, планировки и размежевания земли на небольшие участки с целью последующей продажи. Непосредственно в Петербурге в апреле 1911 года Бродский и Гуалино утвердили акционерное общество «Новый Петербург»: первоначально оно должно было выступить только как генеральный подрядчик по всему комплексу работ.

В том же году поверенный компании возбудил ходатайство о перепланировке о. Голодай по схеме, автором которой традиционно считается Иван Фомин: началась долгая череда согласований, которая затянулась аж до апреля 1915 года. Во второй половине 1911 года Фомин исполняет известную перспективу нового района, на которой читается основной замысел предложенной схемы.

Перспектива «Нового Петербурга».



Не совсем уместно говорить об этой перспективе как о готовой программе застройки: это была скорее рекламная презентация, нежели декларация намерений. Однако в декабре 1911 года вместе с проектом перестройки дома, доставшегося в наследство от Шалита, Фомин подписывает чертеж одного из корпусов на полукруглой въездной площади. Если в конце 1911 года компания сменила приоритеты, то виной тому были события в Европе...

В сентябре 1911 года началась Итало-турецкая война; итальянские суда более не могли осуществлять транзит грузов через Черноморские проливы. С 1912 года Порта периодически закрывает проливы для торгового флота. Кризис пришелся на момент наивысшей задолженности Гуалино перед кредиторами. Не имея возможности вывозить лес из Восточной Европы, Гуалино решился на крайние меры: он пытается избавиться от своих активов, но - безуспешно.

Владения Гуалино в Петербурге также повисли мертвым грузом и не давали надежд на скорое получение прибыли: без утвержденного плана разделения на участки «Санкт-петербургская земельная и ипотечная компания» имела весьма ограниченные возможности по выделению из собственности земли и ее продаже. Пока Городская управа тянула с проектом планировки, Гуалино решил продавать не участки, а дома.

В мае 1912 года «Санкт-петербургская земельная и ипотечная компания» объявляет о дополнительном выпуске облигаций на сумму 350 000 фунтов. Размещением облигаций занялся банк соучредителя компании А. Гренфелла «Чаплин, Милн, Гренфелл и компания» (Chaplin, Milne, Grenfell and Co Limited). Вырученные деньги должны были составить оборотный капитал, необходимый для инженерной подготовки земельного участка.

Облигации «Санкт-петербургской земельной и ипотечной компании».





Той же весною начались работы по намыву западной части о. Голодай до отметки 2,5 метра. Для этого всю территорию перспективной застройки разбили дамбами на участки в 1-1,5 га и начали засасывать туда песок со дна Малой Невы.

Еще до начала работ «Санкт-петербургская земельная и ипотечная компания» продала обществу «Новый Петербург» 3,5 га земли под застройку по завышенной цене, что было успешно обыграно в рекламных материалах, сопровождавших выпуск облигаций. В этих же материалах Иван Фомин и Федор Лидваль выступили как «эксперты по недвижимости», дали свою оценку собственности компании и подтвердили блестящие перспективы предприятия.

Номер «Таймс» с рекламной статьей.



Автор рекламной статьи в «Таймс» провел подробный демографический анализ Петербурга и сделал умопомрачительный вывод:

«Расширение Петербурга имеет естественные преграды. Материковая часть - это низколежащее болото, неподдающееся к использованию для строительства. Единственное возможное направление роста города - к морю - очередной яркий пример природного закона, согласно которому все города растут на запад...»

Для Петербургской печати был характерен более критический взгляд на вещи:

«Затраты громадные, которые вряд ли оправдают расчеты инициаторов предприятия, ибо означенная местность, удаленная от центральных, деловых кварталов столицы, с проездом по пространствам, занятым фабриками и складами, может привлечь небогатого обывателя только дешевизною квартир.»

Общество «Новый Петербург» немедленно начало строительство на приобретенной земле. Дома стали возводить даже не дожидаясь завершения работ по поднятию уровня, из-за чего фундаменты закладывались прямо на поверхности земли (благо песчаный материк позволял обойтись без ямы).

План первой очереди застройки.



Первая очередь застройки (вид с запада).



Из первоначального замысла Фомина был реализован лишь один дом. Позже Лукомский сокрушался («Новый Петербург», 1917):

«Меценатства, необходимого для того, чтобы не считаться с недоходными пропорциями зданий Фомина, трудно ждать со стороны недальновидных предпринимателей, не учитывающих того, что сама красота, которая могла бы быть создана ансамблем Фомина, также могла бы быть использована и материально!»

Фасад дома на въездной площади.



Неудивительно, что вместо задуманного Фоминым бестолкового форума в восточной части площади «недальновидные предприниматели» построили десять дешевых доходных домов по проекту Лидваля: главе предприятия было не до античной романтики.

Дома Лидваля в процессе строительства.



В 1913 году, обремененный долгами более чем на 1,96 миллионов фунтов стерлингов, Гуалино вынужден был просить передать свои активы в управление комиссии кредиторов (среди которых фигурировало Итальянское банковское общество, Итальянский коммерческий банк, различные австрийские и немецкие банки). Кредиторы возместили свой ущерб, продав наиболее ликвидные активы. Российские владения предпринимателя - земля в Петербурге и имение в Волыни - в ходе процедуры банкротства остались за Гуалино. В июне 1914 года в связи с долгами в 1,25 миллионов фунтов стерлингов была приостановлена деятельность банка «Чаплин, Милн, Гренфелл и компания», размещавшего облигации «Санкт-петербургской земельной и ипотечной компании».



С началом Мировой войны работы по намыву приостановились, а позже и вовсе были оставлены незавершенными: всего было подготовлено около половины территории в северной части планировочного района. «Новый Петербург» выставил оконченные постройкой дома на продажу; в части корпусов был размещен эвакогоспиталь.

Побережье после окончания инженерных работ.



В надежде заработать на военных перевозках через Атлантику, Гуалино учреждает Итальянскую морскую торговую компанию (Società marittima e commerciale italiana), помимо этого занимается недвижимостью в Риме, интересуется химией и делает упор на те отрасли, которые стали доходными с началом войны, в частности - торговлю углем. Ряд миноритарных акционеров «Акционерного общества Риккардо Гуалино» возбудил в 1915 году иск против Гуалино, но ему удалось выиграть дело.

В 1915 году наконец-то решился вопрос о перепланировке о. Голодай. Городская управа добилась перевода в собственность города не только земли под улицами и набережными, но и значительных площадей под сады и общественные сооружения. Также за счет компании предполагалось устроить освещение и канализацию, замостить улицы, разбить скверы, построить два металлических моста через Смоленку. Управа, в свою очередь, брала обязательство протянуть в новые кварталы ветку трамвая (построенная в 1916 году трамвайная линия стала обслуживать эвакогоспиталь, пассажирское же движение началось гораздо позже).

Утвержденный план «Нового Петрограда».



Последняя операция с землей на о. Голодай перед Октябрьской революцией - продажа 28 участков площадью около 3 га под нефтяные склады компании Нобеля. Вскоре после этого все российские владения Гуалино были национализированы. Потеряв основной капитал, «Санкт-петербургская земельная и ипотечная компания» прекратила свою деятельность и была вычеркнута из реестра британских компаний в 1948 году.

После революции территория «Нового Петербурга» лет пятнадцать пребывала в анабиозе. Единственный построенный Фоминым дом приспособили под школу (бытует почему-то мнение, что при этом в здании перебили оконные проемы, что неверно). В северной части острова построили стадион. Где-то здесь А.Н. Толстой безжалостно размозжил кирпичом череп героине своей шпионской повести «Василий Сучков»:

«За Смоленским кладбищем на запад лежит пустынная, голая и низменная земля, остров Голодай, или так называемый «Новый Петербург». Здесь некогда замыслили строить фантастически прекрасный город, весь из мрамора и гранита, новую Пальмиру северных морей. Но успели поставить лишь несколько пятиэтажных корпусов, которые хмуро глядят огромными окнами на море, на илистые берега с вытащенными кое-где лодками, на заколоченную дачу Григория Григорьевича Ге (натерпевшегося однажды ночью, сидя на крыше, великого страха во время наводнения), на канавы, кучи щебня и железа, разбросанные по острову, на торчащие из травы остатки фонтана. В одиноких домах живут, но места эти мало посещаемы, в особенности юго-западная часть острова.»

Остров Декабристов на плане Ленинграда 1933 года.



В конце 20-х годов в рамках работы над Зональным планом Ленинграда Отделение по планировке Откомхоза разработало новую планировку острова Декабристов. Ее авторы (В.В. Данилов, Л.А. Ильин) сократили расчетную площадь жилой застройки, разместив вдоль берега залива широкую рекреационную зону, но сохранили все главные магистрали «Нового Петербурга».

30-е как никогда приблизили мечту дореволюционных урбанистов о городе-саде на Голодае: в границах «Нового Петербурга» был запроектирован образцовый жилконцентр на 20 000 человек. Авторы (Д.П. Бурышкин, В.А. Жуковская, Ф.З. Майзель, Н.Ф. Рыбин) планировали осуществить строго строчную застройку, расположив жилые корпуса меридионально, но предусмотрели на въездной площади дом, симметричный уже построенному Фоминым.

Проект жилконцентра.



Первые 10 жилых корпусов и ряд общественных сооружений предполагали построить уже в 1932 году, но из огромного массива жилконцентра была реализована лишь пара корпусов. Позднее было построено еще нескольких капитальных жилых зданий и две типовых школы: одна по проекту Л. Асса и А. Гинцберга, другая по проекту Ноя Троцкого и Тамары Каценеленбоген. Кварталы к востоку от проспекта КИМа были застроены бараками для рабочих близлежащих заводов.

Школа на острове Декабристов (Н. Троцкий, Т. Каценеленбоген).



К середине 30-х на острове оставалось, не считая прибрежной зоны, не менее 20 га селитебных земель, но для осуществления комплексной застройки неминуемо пришлось бы продолжить дорогостоящие работы по намыву южной части острова. Генплан 1935 года не предусматривал дальнейшего жилого строительства на острове Декабристов: свободные территории занял совхоз «Василеостровец».

Район «Нового Петербурга» в начале 40-х.



Что касается Рикардо Гуалино, то 17-й год принес предпринимателю удачу в новых начинаниях: он учреждает Итало-американскую судоходная компанию (Societa di navigazione italo-americana - SNIA) и подписывает выгодный контракт по транспортировке грузов американской гуманитарной помощи странам Европы. В 1921 году, когда денежный поток гуманитарных перевозок иссяк, Гуалино перепрофилировал SNIA в производителя вискозы, где и преуспел: в середине 20-х годов эта компания стала вторым в мире производителем искусственного шелка. Собственно, именно с этим периодом его жизни связана слава Гуалино как миллионера, коллекционера, знатока искусств и мецената. Но это уже совсем другая история...

Рикардо Гуалино (1922 г).



Для единообразия все цены приведены к английским фунтам. Курс валют на 1914 г:
1 лира = 37 коп.
1 фунт стерлингов = 9 руб. 46 коп.

Subscribe

  • «Архитектура индустрии»

    Графические миниатюры Я. Чернихова из цикла «Архитектура индустрии» (1932-1936 гг)…

  • Проекты и постройки Якова Чернихова

    17 декабря исполняется 126 лет со дня рождения мастера архитектурной графики Якова Чернихова. Графическое наследие Чернихова-художника неплохо…

  • 36-й

    В рамках прошедшего фестиваля «Современное искусство в традиционном музее» Музей городского электротранспорта представил…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments